03:30 

Белые Драконы. Глава 5.

Снежная королева
Глава. 5. О Белых драконах.

Салазар на следующее утро вошел в комнату, в которую поместили зеленоглазого подростка, более всех истощенного и морально, и физически. Он не ожидал, что кто-то из ребят, уснувших в этой комнате уже не спит, но все три девушки сидели у камина и тихо переговаривались.
- Доброе утро, сударыни, - поздоровался он с ними.
- Доброе утро, - в разнобой ответили те, но так, чтобы не разбудить парней, все еще спящих на кровати.
- Как ваше самочувствие? – Салазар присел в натрансфигугрорванное кресло и посмотрел на девушек.
- Нормально, если смотреть на всю ситуацию в целом, - отозвалась Гермиона.
- Да, попали вы в переплет, - кивнул Салазар. – А теперь расскажите, что с вашим другом, Гарри, да?
- Мне, кажется, он просто не выдержал предательства, которое по отношению к нему совершили окружающие, - тихо сказала Гермиона. – Он никогда не знал любви и ласки, а потом его привели, как он думал в сказку, а у нее оказался с плохой конец.
- Это мы еще посмотрим, - прошипела Джинни, сверкнув глазами.
- Валькирия, - усмехнулась Панси, глядя на гриффиндорку. Сейчас, в пламени камина, ее волосы казались огненными.
- Мы сможем вернуться туда? – Гермиона посмотрела на мужчину.
- Да, думаю да, если вы те, о ком мы думаем, - произнес он в ответ.
- И кто же? – Панси взглянула на него.
- Об этом потом, когда все проснутся и немного придут в себя. Все-таки мы должны удостовериться, - произнес Салазар.
Они просто разговаривали. Салазар своими вопросами пытался выяснить о них побольше, да и о будущем тоже. Но чем больше маг узнавал, тем меньше ему нравилось то, что происходило там, откуда пришли эти дети, дети войны. Наконец, проснулись мальчики. Салазар сразу же занялся Гарри, поскольку хотел выяснить, каким образом быстрее можно поставить его на ноги. Он хмурился, что-то бубнил себе под, но решения своей проблемы не видел. А отыскать это самое решение было необходимо.
Чуть позже, когда они все вместе расположились в столовой при кухне, Основатели все же решили начать разговор, который, в принципе, и не следовало откладывать.
- Во-первых, с этого мгновения вы все семеро попадаете под нашу опеку. Документы мы уже получили, - произнес Годрик. Вся семерка серьезно смотрела на него. – Во-вторых, учиться вы будете по индивидуальной программе, которую мы составим после того, как узнаем уровень ваших знаний. В-третьих, вы не сможете вернуться назад в свое время, пока не разберетесь со своим наследием.
Подростки мрачно молчали, слушали, не перебивая. Еще сутки назад они, наверное, устроили бы скандал, а сейчас они уже изменились.
- Что за наследие? – спросил Драко.
- У нас есть все основания полагать, что вы легендарные белые драконы, - произнес Слизерин.
- Кто? – недоуменно переспросила Джинни.
- Белые драконы, - повторил Салазар.
- И? – не вытерпел Блейз.
- Только не говорите, что существует какое-нибудь пророчество…, - начала Гермиона.
- Это не совсем пророчество, или совсем не пророчество, - произнес Хель. – Это скорее легенда, о которой уже многие забыли.
- Расскажите, - тихо попросил Гарри.
- Когда-то давно…, - начал Годрик.

«Легенда о драконах.
Когда-то давно, задолго до Мерлина, за много тысячелетий до него, мир был совсем другим. Люди не были в нем главными существами, они не доминировали в этом мире, и не только в маггловском, но и в магическом.
Мир магии представлял себе равноправное общество магических существ, где маги-люди в основном были слугами или рабами, в зависимости от их магического уровня. Во главе магического мира стоял совет пяти рас: Вейлы, Вампиры, Оборотни, Гоблины и Эльфы. И не было в мире покоя, поскольку договориться им никак не удавалось. Мир стоял на грани войны, как вдруг появились они. Драконы. Все знали, что драконы разумны, но те всегда держались особняком. Их языка почти никто не знал, а на человеческом те отказывались говорить. Хотя изредка они и общались с избранными ментально. Просто однажды на одной из площадей Эльфийского города сели шесть драконов и перед изумленной публикой превратились в людей. Именно тогда совет стал советом шести рас. Многие удивились, почему драконы вдруг показали свою истинную сущность. Они могли существовать спокойно в одной из двух своих ипостасей, совершенно не прибегая к другой. Те, что вошли в совет, теперь всегда оставались в облике людей, многие же никогда не перекидывались, и всю жизнь оставались Драконами. Люди-драконы были по своей внешности чем-то средним между обычными людьми и эльфами. В основном у них были черные, белые, рыжие или каштановые волосы. Да и глаза тоже имели определенные оттенки – очень насыщенный ярко-зеленый, ярко-голубой, синий, серый, и карий двух оттенков – черного горького шоколада и насыщенного молочного шоколада. Стройные, красивые, гордые. Вот такими их видели окружающие.
В скором времени снова начался разлад. Гоблины устроили внутрирасовую войну, которая быстро перетекала в магическую, втягивая в нее расу за расой, в том числе и Драконов. Но те постарались выступить в роли посредников, миротворцев. Им удалось остановить эту бойню.
Как-то незаметно главенствующее положение в совете заняли именно Драконы. На магических землях наступил мир. Именно в этот период силу стали набирать люди, поскольку их положение стало намного лучше. Драконы в качестве своих супругов выбирали не только себе подобных, но и людей. Так появились полукровки, которые все же больше были Драконами, поскольку с самого рождения могли перекидываться в свою сущность. Но это не нравилось многим людям, которые стали изгонять тех, кто связывался с правителями, кто становился отцом и матерью этих, как они считали, «уродцев».
Целое тысячелетие мира подходило к концу. Люди, в конце концов, взбунтовались, и не только против Драконов, против всех магических существ. Кто-то снова спровоцировал гоблинские распри. События стали расти как снежный ком, уничтожая тот мир, который построили Драконы. Вампиры ушли в тень, Эльфы скрылись в пространственном разрыве. Вейлы ушли глубоко в леса. Оборотни оказались на перепутье, все больше теряя свою власть. Люди стали их отлавливать и превращать в рабов, сажая на цепи и в кандалы. Оставались только Драконы, которые все еще были сильны.
И тогда кто-то пустил слух о пещерах с золотом, о кровожадности Драконов. Нашлось немало смельчаков, решившись добраться до сметных мифических сокровищ. Но с этим можно было смириться, можно было жить. Но однажды люди уничтожили всех детей-полукровок, которых смогли найти. Лишь шесть беременных женщин смогли выбраться и спрятаться. Они добрались до членов Совета.
В тот день, когда они должны были произвести на свет своих детей, город Совета запылал. Люди ворвались в него, уничтожая все на своем пути и в желании уничтожить тех, кто мог им противостоять. В само здание им не удалось ворваться. Но неожиданно на одном из балконов появились Драконы, на руках которых были младенцы. Люди внизу кричали проклятия в их адрес.
- МЫ УЙДЕМ! НО ЭТОТ МИР ПОГРУЗИТСЯ В ВОЙНЫ И ТЬМУ, ПОСКОЛЬКУ МЫ ЗАБИРАЕМ С СОБОЙ ЧУДО ЭТОГО МИРА. СМОТРИТЕ! – мужчины подкинули в воздух младенцев. Кто-то внизу закричал, но в небе уже кружились семь маленьких белых драконов. Люди удивленно взирали на это, поскольку никогда не видели ничего подобного. – МЫ ДАВНО ЖДАЛИ ЭТОГО ЧУДА! ОНИ ПРИНЕСЛИ БЫ ВАМ СЛАВУ И БОГАТСТВА, ВЛАСТЬ И БЛАГОДЕНСТВИЕ! НО…, - в небе вспыхнула молния, и дракончики исчезли. – ЭТОГО НЕ БУДЕТ! НИ ОДИН ДРАКОН БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ ЧЕЛОВЕКОМ! ЛИШЬ КОГДА В МИР ВЕРНУТСЯ БЕЛЫЕ ДРАКОНЫ, ВЫ СМОЖЕТЕ УЗНАТЬ, ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ И МИР, БЛАГОДЕСТВИЕ И СЛАВА. НО ВСЕ ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ ВАС. ЕСЛИ ВЫ ОШИБЕТЕСЬ, ДРАКОНЫ НЕ БУДУТ ЗА ВАС!
С балконы в воздух поднялись Драконы, огромные и захватывающие дух.
Никто не принял слова одного из членов совета на веру, но мир вдруг стал погружаться во тьму. Начались распри, постоянные войны, разобщенность. Люди хотели все больше власти и никак не могли ей насытиться. Мир магглов и магов разделился, граница между ними с каждым годом становилась все отчетливее и отчетливее. И кто-то вспомнил слова Драконов. И начались поиски…»

- Они искали белых драконов? – уточнила Джинни.
- Да, но они искали именно драконов, - уточнил Годрик.
- То есть…, - Драко на секунду задумался. – Надо было искать людей?
- Они бы их не нашли в любом случае, - тихо сказал Ровен. – Это не было их временем. Память драконов в них уснула и должна была проснуться лишь через много лет, вернее, тысячелетий.
- Если мы Белые драконы, то…, - Гермиона замолчала и нахмурилась.
- Почему мы здесь? – Гарри задал вопрос, который вертелся у всех на языке.
- Эльфы могли кроить пространство, - произнес Салазар.
- Драконы – время? – Панси подалась вперед.
- Верно, - кивнул Годрик.
- Если Драконы перестали общаться с людьми, стали, как все считают лишь полуразумными существами, то откуда вы столько знаете? – прищурился Блейз.
- Они ведь с Вами разговаривают, да? – это не был в полной мере вопрос.
- Да, эту историю мы узнали от одного старого мудрого дракона, но его уже, увы, нет в этом мире, - вздохнул Хель.
- Драконы в те времена ушли, назад во времени, поскольку вперед им уйти не дано, - произнес Годрик.
- Они что-то изменили в своей истории? В истории мира? – спросила Гермиона.
- На этот вопрос нет ответа, - вздохнул Ровен.
- Значит, если мы станем теми, кто мы есть, то сможем вернуться в ту самую минуту, из которой отбыли? – уточнил Драко, что-то усиленно обдумывая.
- Насколько я понял, Драконы могут лишь однажды уйти по времени вперед, выбрав ту точку и место, куда хотят, - произнес Салазар.
- То есть, мы, например, можем появиться в Косом переулке, скажем, 29 августа 1996 года? – снова полез с уточнением Драко.
- Верно, - кивнул Годрик.
- Ага, и не важно, сделаем мы это через год или два? – снова уточнение.
- В этом времени вы не будете стариться, оно не ваше, - произнес Ровен.
- Почему именно эта дата, Драко? – спросила Гермиона.
- Просто самый оптимальный вариант что-то сделать и при этом так, чтобы нас не успели отловить до того, как мы вернемся в школу, - заявил блондин.
- Сначала надо понять, как вернуться в наше время, - передернула плечами Джинни.
- Нас ждут, - вдруг произнес Гарри.
- Что, прости? – Гермиона недоуменно посмотрела на друга.
- Нас там ждут, - повторил Гарри, и если бы не сидящие рядом Рон и Драко, он бы упал на пол, поскольку потерял сознание.
Пришлось перенести разговор в спальню, где Гарри уложили на кровать. Рон и Драко расположились рядом с ним, а остальные в креслах.
- Гарри слишком быстро входит в наследие. Организм не успевает за изменениями, тем более что он истощен, - произнес Хель, осмотрев мальчика.
- И что делать? – Драко нахмурился.
- Проблему я вижу в том, что каждый из вас должен найти свою пару. Хотя, думаю, с этим вы инстинктивно разобрались, - продолжил Хель. Рон и Драко переглянулись, затем посмотрели на Гарри.
- То есть, я, Драко и Гарри будем вместе? – все же решил уточнить Рон.
- Думаю, да, как впрочем, Панси и Джинни, а также Блейз и Гермиона, - произнес Хель. – Возможно, все нормализуется, когда вы просто окончательно соединитесь. В вас постепенно начнут просыпаться ваши способности, только вот какие, не могу сказать. Не знаю.
- Белые драконы – это ведь какой-то эксперимент? – вдруг подал голос Гарри. Всем казалось, что он все еще без сознания, оказалось, нет.
- Да, самих драконов, - кивнул Годрик. – Они хотели создать хранителей мира.
- И за что нам это, - тихо прошептал Гарри в ответ. Хель улыбнулся и погладил его по волосам.
- Это не так плохо, как тебе кажется, - произнес он. – Теперь ты можешь сам выбирать свой путь. Только вот люди, похожи, не достойны того, чтобы получить дар Драконов.
- Да, уж, - скривился Блейз. – Я бы этих людей сожрал и не подавился.
- Так, отдыхайте, остальным займемся завтра, - хлопнул себя по коленям Годрик.
- Спасибо Вам, - вдруг произнесла Панси.
- За что? – удивился Гриффиндор.
- Что приняли нас, - вместе слизеринки ответила Джинни.
- Не за что, - улыбнулся Годрик.
Ребята остались в комнате одни. Они молчали, каждый обдумывал то, что услышал. В какой-то момент Блейз повернулся и посмотрел на кровать. На его губах заиграла улыбка. Он привлек внимание девушек и указал им на троицу. Гарри спал между такими же спящими Драко и Роном. Его голова покоилась на плече и блондина, а рука рыжего была перекинула через него и лежала на груди Драко. Сомневаться не приходилось, эти трое точно будут вместе.
- Знаете, а ведь мы очень точно подпадаем под описание Драконов, - прошептала Гермиона. – И волосы, и цвет глаз.
- А еще мы все семеро дополняем друг друга, если подумать: справедливость и храбрость – это Гарри, верность и отвага – Рон, ум и целеустремленность – ты, Мио, гордость и стать – Драко, логика и стратегия – Блейз, красота и бесстрашие – Джинни, изворотливость и хитрость – я. А все вместе – мы одно целое, - произнес Панси.
- Это многое объясняет, - Джинни посмотрела на ребят. – И нашу тягу к тому, чтобы задеть друг друга. Мы просто не могли без внимания, именно нашего внимания. Рано или поздно, мы все-таки все равно оказались бы вместе.
- Не думаю, - хмуро произнесла Гермиона. На вопросительный взгляд друзей она пояснила свои слова. – Боюсь, мы не дожили бы до этого светлого мига.
- И что нам теперь делать? – спросила Джинни.
- Учиться, - отозвалась Гермиона. – Много, быстро, качественно и всему. Мы должны вернуться назад, чтобы остановить Дамблдора и Волдеморта, чтобы больше никто не страдал так, как мы.
- Согласен, - кивнул Блейз.
Пока ребята обсуждали свои идеи, мужчины собрались в кабинете Годрика. Им тоже было о чем подумать. Салазар с задумчивым видом пристроился на подоконнике и совершенно не замечал, как выводит пальцем на стекле бессмысленные узоры. Все его мысли были заняты зеленоглазым мальчиком. Что-то такое было в нем, что притягивало, хотелось прижать его к своей груди и никогда не выпускать.
- Будь аккуратен, иначе заработаешь себе двух очень серьезных врагов, - произнес Годрик.
- Я знаю, Рик, - отстраненно произнес Салазар. – Но не могу не думать об этом мальчике.
- Забавная ситуация, если честно, - усмехнулся Ровен.
- Чем же? – Салазар удивленно посмотрел на друга.
- Они притягивают нас всех, - произнес Хель. – И не как Белые драконы. Я уже успел заметить взгляды, которыми Годрик одаривает обеих девушек – Панси и Джинни. Нас с Ровеном тянет к Блейзу как магнитом, а через него к Гермионе.
- У нас образовалась какая-то связь с ними, словно они должны были оказаться здесь, что это не просто так их выдернула из их времени в наше, именно в это мгновение, - задумчиво произнес Годрик. – Думаю, нас ждут перемены…
Годрик решил дать ребятам неделю, чтобы прийти в себя, насладиться красотами и просто хорошо отдохнуть. Сейчас главным было поставить на ноги Гарри и вернуть подросткам душевное равновесие.
Мужчина с радостью стали замечать на их лицах улыбки, умиротворенное выражение, когда они просто смотрели на озеро или на лес, как стали разглаживаться хмурые морщинки на лбу. Подростки медленно, но верно приходили в себя. Проблема была только с Гарри. Основной удар был нанесен именно по нему, и внутренний мир мальчика пострадал основательно. Если физическое состояние восстановить удалось достаточно быстро, то вот эмоциональное требовало долгой и кропотливой работы. Годрик видел только один выход, научить мальчика окклюменции, которая помогла бы ему закрыть свой разум от окружающих, во-первых, а, во-вторых, с ее помощью можно было притупить все события и эмоции с ними связанные. Эту задачу он решил взять на себя, о чем и поведал юноше. Гарри пришлось рассказать ему правду о своих уроках со Снейпом. Гриффиндор пришел в такую ярость, что у него в руках лопнул хрустальный кубок. Чем больше он узнавал о том, что творится в Хогвартсе во времена ребят, тем сильнее ему хотелось оказаться там и кое-кому вправить мозги.
Гарри согласился на уроки с Годриком, поскольку понимал всю важность этого. С того разговора ежедневно, на два часа они закрывались в кабинете Гриффиндора. Годрик был терпелив и осторожен. Его методы сильно, если не кардинально, отличались от того, что проделывал с ним Снейп. За неделю Гарри достиг того, чего не смог с зельеваром за полгода. Хотя, Снейп ведь не столько учил, сколько ломал.
В то же время все заметили, что Гарри начал меняться. Его схожесть с Джеймсом Поттером сглаживалась. Во внешности стали проявляться черты другого человека. Гермиона как-то озадаченно теперь на него поглядывала, словно пыталась понять, на кого он похож. Она была уверена, что знакома с тем человеком, черты которого появились в ее друге. Столь же внимательно за метаморфозами следил и Драко, но в отличие от остальных, он просто не мог поверить, что это может быть правдой. Но чем сильнее менялся Гарри, тем яснее становилась истина.
Если честно, то менялись они все. Вытянулись, осанка прямая, взгляд ясный и гордый. Изящности подросткам было не занимать. Ровен, всегда славящийся знанием этикета и манер, также обладавший превосходным вкусом, занялся в первую очередь девушками и буквально за неделю превратил их в писаных красавиц и настоящих леди. Мальчики решили не отставать от подруг.
Когда на лице Гарри расцвела улыбка, мужчины поняли, что теперь уже можно начать настоящее обучение. Пришло время для становления Белых драконов.

@темы: NC-17, Гарри Поттер-фанфики, Фанфики, Фанфики Linnea, гет, макси, слеш

URL
Комментарии
2009-11-14 в 20:34 

Тарарум
охохонюшки...
интересные подабрались пары... и легенда внушительно так звучит... эх!

     

Дневник Гермионы Малфой

главная