Снежная королева

Название: Harry Potter: Keepers Of The Worlds
Автор: Гермиона Малфой
Бета: Kairin
Рейтинг PG-15
Пейринг ГП/ГГ; ДМ/ДУ; РУ, ФУ, ДУ, ЛМ, ЛВ и другие.
Тип: гет
Жанр: Action/ Adventure
Каталог: AU, Полуориджиналы
Размер: макси
Статус: в работе
ОТКАЗ герои принадлежат Дж.К.Роулинг, спойлеры – каждый своему автору, а нам наша фантазия.
Аннотация:
Магический мир взбудоражен, семья де Монтелу, которая считалась погибшей, вернулась…. Но как это возможно, если доказательства их гибели были налицо?! Как они связаны с теми, кого принято именовать Основателями?! Ноне только их возвращением интересуется сообщество, еще большим потрясением стало исчезновение Мальчика-Который-Выжил, его друзей,четверых детей Уизли и лучшей студентки Гермионы Грейнджер, но и двух представителей аристократии Люциуса Малфоя с сыном. Отдел Тайн, так же пытается разгадать тайну шестнадцатилетней давности: какое отношение кпророчеству Кассандры, изреченному еще во времена Основателей, имеет юный Поттер?! Дамблдор, не такой уж оказывается светлый волшебник, как считалось ранее.
Комментарий Прототипы для ЛордовКунсайта, Зойсайта и Рубиуса – взяты из аниме «SailorMoon», КнязьГай-Росс – «Семь Стихий Мироздания», Ирины Крупенниковой; мир ГарриПоттера – Дж.К.Роулинг. Черный Клан, Эльдары – принадлежат ИаруЭльтеррусу.
Спойлеры
использованы фрагментыследующих произведений: Б.Смолл «Гарем», «Рабыня Страсти», Дж.К.Роулинг«Гарри Поттер», Иар Эльтерус «Циклы «Элианская Империя» и «ОтзвукиСеребряного Ветра», Б.Стоккер «Дракула».

Коротко: кроссвер со всеми возможными мирами, какие только мне запали в душу.
от меня личное предупреждение: данный фанфик написан по " Отражение первое: Андерсы? Эвансы? Поттеры?Linnea - так что говорю сразу в фанфике есть моменты взятые из"Отражения" (одобрение Linnea получено). Фанфик писался параллельно сфанфиком Линнеи.




Песнь странных
Бывает так… Бывает. Ты никто и ничто, ты снова мечешься в странной паутине волн жизни. Паутине непонятного и неизведанного, чего-то такого, что меняет тебя, но ты сам этого не замечаешь, думая, что ты все еще прежний. И что же делать, если это не так? Да ничего! Просто слушай серебряный ветер в листве Древа Звезд. Просто не забывай, что ты умеешь летать. Что ты не просто кусок протоплазмы, озабоченный собственным прокормлением. Помни! Есть там, далеко, звезды, и они зовут тебя в неизведанное, в мир, где нет подлости и лжи. Увы, сколь многие из нас забывают это и теряют свои крылья, перо за пером, и становятся, по словам поэта, «бескрылыми злыми духами». Это — истина и с ней ничего нельзя поделать. Но мы так не хотим и не можем. И слава Творцу за это, за то, что он дал нам Иное, непонятное озабоченным своим благосостоянием. Что ж, им никогда не услышать Ветра Звезд, никогда не понять звенящей красоты невероятного. Они слепы и глухи, и это их вина, они сами завязали себе глаза и заткнули уши. Но это их выбор и они имеют на него право. Я же не с ними, я не хочу быть с ними, мне противно быть с ними. И лучше я буду один, чем с кем-то из них. Запомни раз и навсегда — МЫ НЕ ТАКИЕ. Нам чужды их религии и их вера, их понятия и их надежды, их жизнь и их смерть. Мы всегда отрывались от земли и уходили туда, куда им никогда не попасть, куда никого из них попросту не пустят. И за это века и века нас забивали камнями, нас жгли на кострах, мы умирали от голода и холода, но упорно не хотели становиться такими, как эти. Пусть их. Пусть молятся своим богам, до Творца им никогда не дотянуться, Творец улыбается тем, кто способен заглянуть за горизонт и не побоится сделать шаг за край пропасти. Пусть наслаждаются своими богатствами и радуются своему достоянию. Но им этого недостаточно. Они видят опасность в нас, НЕ ТАКИХ. Ведь нам доступно что-то, чего им никогда не понять и им страшно от осознания этого. От осознания, что впереди у них — только мы. И потому мы навсегда обречены быть изгоями. Это так. Да я и не хочу быть своим среди них. Это — противно. Хочу сказать еще только одно — мы всегда были и всегда будем, и именно мы двигаем вперед человечество. Пускай нам будет трудно, мы знаем это, и в нас нет страха. На костер? Что ж… Но мы не остановимся. Мы — были! Мы — есть! Мы — будем!*

~***~
Пролог. Интерлюдия первая.
Над мертвым миром вставала кроваво-красная ущербная луна. Воины парили в невесомости и молча взирали на картину разрушения. Внизу, под рваным покрывалом белых облаков, поверхность планеты выглядела однообразной и серой, с редкими пятнами темно-синих озер. Ни зелени, ни желтизны, ни яркого пурпура, ни голубых тонов - по существу, полное отсутствие цветовой гаммы, которая обычно является первым признаком наличия на планете жизни. Конечно, все это было лишь внешней оболочкой, но, как бы то ни было, этот мир казался мертвым. Мир погибал, а наблюдатели ничего не могли сделать, чтобы спасти его.

Черноволосый юноша оглядел своих спутников и, вздохнув, произнес:

– Ценой жизни одного мира мы спасли всю вселенную…

– Дамиан, не переживай. Конечно, пройдет не одна тысяча лет, и жизнь снова расцветет здесь, – ответила ему девушка со светло-карими глазами и густыми темно-каштановыми волосами.

– Наверно ты права, Селена, – протянул юноша с волосами огненного цвета. Он был высокий, худой, нескладный, веснушчатый, с большими руками и ногами и с длинным носом.

– Рубиус, прекрати, – одернула его вторая девушка с длинными золотисто-рыжеватыми волосами, похожими на львиную гриву. – Цена, конечно, велика, но, увы, должен погибнуть один мир, чтобы спаслись мириады других. На этой планете была столица Мертвого Мира, а теперь мы можем дать ему новую жизнь.

– Адела права – это будет новый мир, – кивнул сероглазый мужчина с платиновыми волосами.

– Но как мы его назовем, отец? – спросил другой юноша, сероглазый блондин с тонкими чертами лица и манерой говорить, немного растягивая слова. Парень очень похож на своего отца.

– Лорд Кунсайт, лорд Зойсайт, я думаю, что будет правильно, если мы предоставим это лорду Рограну, – сказал Дамиан.

– Что ж, почту за честь дать имя молодому миру, очищенному от Зла, – с усмешкой проговорил самый старший из них. – Что у нас тут? Третья планета от светила, две трети занимает океан. Думаю, имя Терра ей будет очень к лицу. Чует мое сердце, что мы не раз еще вернемся сюда.

~***~
Ненаписанный дневник леди Селены.
Я – Великая Леди Селена; Та, что несет Свет; Воскрешающая; Повелительница искрящихся вод. Среди землян XX столетья я известна как Гермиона Джейн Грейнджер. В волшебном мире я – леди Ровена Рэйвенкло. Я – одна из Великих Лордов, посланников Высших Сил – Света, Тьмы и Сумрака – хранителей Равновесия во всех обитаемых Мира. Равновесия между Светом и Тьмой, равновесия между Порядком и Хаосом.

Мало кто знает о нашем существовании, а уж всего о нашей миссии в этом Мире, о наших силах и возможностях точно не ведает ни один смертный. Моя задача – следить за порядком в бесчисленных пространствах и измерениях, составляющих этот Мир, предотвращать глобальные конфликты, магические войны.


Мой возлюбленный и супруг, Великий Лорд Дамиан, Владыка Тьмы, Несущий Смерть, Повелитель земли и воздуха, охраняет Границу, Великий Барьер между Миром Упорядоченного и Бездной Хаоса. На Земле двадцатого века он известен под именем Гарольда Джеймса Поттера. Для волшебного мира он – лорд Салазар Слизерин.

Моя младшая сестра, Великая Леди Адела, Сумеречная Госпожа, Повелительница глубинного огня, является посланником третьей Силы – Сумрака. Адела служит непосредственно Великому Равновесию. Она – Страж Времени. Для землян она Джиневра Уизли. Волшебники знают ее как леди Хельгу Хаффлпафф.

Лорды Рубиус, Зойсайт и Кунсайт. Вот уж о ком труднее всего написать. Старшим в этой триаде, несомненно, является лорд Кунсайт. Лорд Зойсайт – его сын, а лорд Рубиус – племянник, трудно разобрать, в каком колене.

Лорд Кунсайт – прямые светлые волосы до плеч, серые глаза... Использует свои волосы для превращения людей в демонов: несколько волосинок опутывают шею человека и ждут часа превращения в демона. Он очень сильный, обладает способностью к телекинезу и владеет двуручным мечом, Отец лорда Зойсайта.


Лорд Зойсайт – копия своего отца, но имеет возможность, влиять на людей за счет своей музыки. Музыки души. Музыка, звучащая из-под его пальцев, легка и неповторима. Она опутывает паутиной разум человека, подчиняя его воле маэстро.

Лорд Рубиус – Лорд Светлого Огня, брат Черного Князя Гай-Росса. Упрям и импульсивен, храбр и умен. Как воин, раздумью и предварительному анализу предпочитает стремительную атаку, несущую погибель противнику. И все же он не так жесток: не нанесет сокрушающий удар обессилевшему противнику, отпустит раскаявшегося врага. Мастерство и знание искусства борьбы – вот то, что помогает ему одерживать верх в любом сражении. Обладает даром видеть будущее.

В двадцатом веке лордов Кунсайта и Зойсайта знают как Люциуса и Драко Малфоев, а Рубиуса – как Рональда Артура Уизли. Кроме этого, Рубиус в волшебном мире известен как Годрик Гриффиндор.

Лорд Рогнар… вот уж кого можно было бы назвать истинным наследником Тьмы, если бы не одно «но». Когда он узнал о своей силе, вернее, о ее происхождении, то отказался от трона, выбрав судьбу аскета. Мы лишь изредка видели его, так как он практически ни с кем не поддерживал контакты. Но вот советы его всегда были бесценны. На Земле двадцатого века он известен под именем Тома Марволо Риддла, или Лорда Волдеморта.

Князь Гай-Росс – принц Темных Миров. Черный двуглавый Дракон. Князь?.. Да без смеха об этом существе не напишешь: ведь в своем телесном воплощении это два разных человека, то есть одинаковых, то есть – близнецы. Эти ребята просто не минуты не сидят на месте. Обязательно какую-нибудь проказу устроят. Все Темные Миры от их проказ на ушах стоят – чего их шутки стоят. Циркачи, что тут скажешь? На Земле двадцатого века этот с позволения сказать князь известен под именем Фреда и Джорджа Уизли. Но эти двое… до того как присоединись к нам… они были одними из тех, кем матери пугали своих непослушных детей, они были Воинами, и без битвы они не могли прожить и дня. Встреча с нами кардинально изменила их.

Если верить Хроникам, то князь Гай-Росс, лорд Рубиус, лорд Кунсайт и лорд Зойсайт ведут свой род из Темных Миров.

О Темных Мирах известно очень мало. Вот что можно прочесть, например, в Большой Энциклопедии Вселенной: «Темные Миры – это государство в другом измерении. Оно появилось во времена Серебряного Тысячелетия, после возрождения Терры (др. имя – Земля), но не берусь утверждать, что Темные Миры гораздо старше, чем говорят о них Хроники. Лилит, деспотичная правительница Темных Миров, захватившая власть во время очередного переворота, была рождена из темных пятен на Солнце. В своих поисках над миром, она атаковала Землю. Неожиданно, она обрела союзницу в лице земной девушки Коралл. Армии Темных Миров находились под командованием четырех Лордов: Жадеита, Нефрита, Зойсайта и Кунсайта. Во время все того же Серебряного Тысячелетия, лунное королевство было атаковано Темным королевством. Население Луны понесло огромные потери. Даже Звездные Воины не смогли устоять перед мощью вторгнувшихся. Королевство было уничтожено. Звездные Воины и принцесса Селенити были убиты. Из последних сил принцесса Селенити активировала Серебряный Кристалл и с его помощью заточила Лилит. Лунные коты, Звездные Воины и принцесса Селенити были вместе с принцем Эндимионом отправлены в будущее. Там они должны были быть перерождены, чтобы жить в мирное и счастливое время. Но зло тоже выжило и хочет поработить Землю в настоящем. Королевой Коралл четырем Лордам было приказано собирать человеческую энергию, чтобы пробудить Лилит. С помощью различных демонов они выполняют свое задание. Кроме того, они ищут Радужные кристаллы, из которых можно собрать кристалл Серебряный, который Лилит хочет непременно заполучить. К счастью, на Земле пробуждаются и Звездные Воины, которые делают жизнь последователей Зла отнюдь нелегкой». И это – все.

Мы – порождения Темных Миров – бессмертны. Наша Сила достаточно велика, чтобы противостоять прямому наступлению Хаоса. Но мы не имеем права открыто вмешиваться в жизнь этого Мира. Таковы Законы Великого Равновесия: наше физическое существование, допустим, как землян, неразрывно связано с нашими телами. Но если уничтожить тело обычного человека, маггла – он умрет, если мага – он потеряет возможность сражаться и не сможет вернуться к жизни без посторонней помощи. Наши же тела являются неким видом энергии, частью нашей Силы, восстановить их, даже в случае полного разрушения, нам ничего не стоит. Именно поэтому мы так легко меняем облик, можем превращаться в мужчин, женщин, стариков, детей, животных и даже в чистую энергию. Да, мы практически неуязвимы. Мы – величайшие воины этого Мира. Великие Лорды. Вряд ли у кого-нибудь язык повернется назвать нас людьми, но, когда-то, много тысяч лет назад, мы тоже были смертными…

Пролог. Интерлюдия вторая.
Наши дни.
Лето в этом году выдалось крайне нестабильным. Даже синоптики не могли точно сказать, какая погода ожидается в ближайшее время на Туманном Альбионе. Тем временем, в городке Литтл Уингинг, на Тисовой улице происходили не совсем обычные события.

Миссис Петуния Дурсль встала непривычно рано. Она стояла у окна, глядя на сгущающиеся там тучи. Но непогода занимала сейчас ее мысли.

«Лили, нет, Лира…. Ах, Лира, как могло произойти, что ты не смогла защитить свою семью, – размышляла миссис Дурсль. – В любом случае, твой сын жив и пророчество сбылось. Каллиста сказала правду нашим предкам: «Минует не одно столетие, прежде чем узами брака свяжут себя потомок Найт и наследница Слизерина, и родится от их брака Истинный Лорд Слизерин. Но судьба ребенка печальна, ибо почти от рождения будет он сиротой и познает горечь жизни, и выпадут на его долю трудности». Сегодня твой сын узнает правду. Магглы... Как же я их ненавижу! Почему наша семья должна жить в их мире…».

– Петуния, что случилось? – спросил Вернон Дурсль, едва появившись на кухне.

– Валтасар, не зови меня этим именем, – попросила она.

– Ты давно не называла меня так, Беатрисса, – улыбнулся Вернон-Валтасар и тут же перескочил на другую тему: – Кто будет будить Лорда?

Вопрос оказался слишком внезапным, но Беатрисса Слизерин, больше известная как Петуния Дурсль, пересилила себя и, кивнув мужу, отправилась на второй этаж.

В самой маленькой комнате, которая принадлежала теперь ее племяннику, стояла тишина. Осторожно приоткрыв дверь, она увидела, что юноша не спит, а каким-то отстраненным взглядом смотрит в потолок.

– Гарри, что случилось? – осторожно спросила она, увидев, что юноша сжал пергамент в правой руке.

– Сириус, – судорожно сглатывая комок в горле, произнес Гарри. – Я считал, что он погиб, а оказалось, что директор успел его спасти.

– Гарри переоденься, мы ждем тебя в гостиной, – несмотря на кольнувшую жалость, строго сказала Петуния-Беатрисса и оставила юношу, который лишь после ее ухода заметил пакет, в котором, очевидно, находилась одежда. И каково же было его удивление, когда он, открыв пакет, увидел там не только маггловские вещи, но и те, которые явно были приобретены в волшебном мире.

Переодевшись, он спустился в гостиную, и его взгляду предстала необычная картина: вся семья Дурслей одетая в мантии дожидалась его.

– Сядь, пожалуйста, – приказала *ох уж эти твои «произнесла», прям болезнь какая-то * Беатрисса и, дождавшись пока он займет свое место, продолжила: – Гарри… нет, Лорд Слизерин. Дамиан Салливан Слизерин. Не удивляйся – это твое настоящее имя. Его никто, кроме твоей матери и меня, не знал. Семьи Эванс никогда не было – наша фамилия Слизерин.

– Беатрисса, начни с начала, иначе он ничего не поймет, – чуть ворчливо подсказал Валтасар, еще несколько мгновений назад бывший его нелюбимым дядей Верноном.

– Все произошло около тысячи лет назад, – не обратив внимания на слова мужа, начала рассказ леди Беатрисса. – А случилось следующее.…

~***~

Предание Слизерина
Средние века… **
Шотландия, графство Нейшвилл, Салливан-холл, родовой замок.
- Доброе утро, Саймон, - по лестнице спускался молодой человек лет двадцати, у него были темно-каштановые волосы, имевшие малозаметный рыжеватый отлив. Глаза имели нежно-аквамариновый цвет, телосложение было хрупким, и придавало его облику некоторую изюминку.
- Доброе утро, Освальд, - кивнул хозяин замка, который в своем возрасте насчитывал не одну сотню лет.
- Как твоя супруга, леди Кэрри?! – осторожно спросил Освальд, так как беспокоился за невестку, чья беременность проходила с осложнениями. Будучи колдомедиком, Освальд не покидал Салливан-холл, так как кроме всего прочего он был семейным врачом.
- Все так же, и ни каких изменений, - признался Саймон. – Ос, ты ведь знаешь, я не переживу если с ней что-то случится.
- Не закатывай тут истерику, словно девица на выданье, - нахмурил брови колдомедик. – Стоит вспомнить и своем первенце, что у тебя родился вне брачных уз. Сына-то хоть признал?! Нет?! – Он в шоке смотрел на кузена, который отрицательно покачал головой. – Где твоя голова, можно спросить, если леди Кэрри просила об этом еще прямо на следующий день, когда узнала что ждет твоего ребенка?! Вот что, кузен, после того как у твоей супруги будет рожден младенец, ты едешь за старшим сыном и воспитываешь мальчиков вместе.
- Хорошо, - кивнул Саймон, - я сделаю, как ты скажешь.
- Кстати, как хоть его зовут? – поинтересовался Освальд.
- Гордик, - впервые улыбка за все время разговора появилась на лице Саймона.
- Благородное имя, - проговорил Освальд.

~***~
Темный силуэт замка Слизерин четко выделялся на фоне серого неба. Подъемный мост был опущен. Вдоль стен ходили бдительные часовые. Мир в любую минуту мог нарушиться - вчерашний друг легко мог превратиться во врага.
Из внутреннего двора замка раздался топот лошадиных копыт и, в воротах, показалась крупная лошадь темной масти. Всадник проскакал по опущенному мосту и, пустив коня галопом, выехал на дорогу. Полы его плаща развевались на ветру.
За спиной хозяин Слизерина, Саймон Салливан, оставил стенающих женщин, новорожденного сына и мертвую жену Кэрри.
Быстро удаляясь от замка, он хмуро смотрел перед собой, невольно вспоминая события последних месяцев.
Саймон с нетерпением ждал родов жены, надеясь на появление на свет наследника. Роды прошли легко, да и во время беременности Кэрри удавалось сохранять бодрое расположение духа, хотя в самом начале по утрам ее тошнило. Саймону Салливану было двадцать четыре года. В десять лет он остался круглым сиротой и воспитывался старым дядей и вояками, жившими в Слизерин-холле. Он поздно женился и, в отличие от большинства своих ровесников, еще не обзавелся наследником. Но однажды взор его привлекла миниатюрная темноволосая дочь Роджерсов. Он тут же женился на ней, показав, по признанию некоторых, «почти неприличную торопливость».
И вот день, которого они с женой так ждали, наконец, настал. Саймон нетерпеливо расхаживал за дверями спальни Кэрри. Кузен Освальд составлял ему компанию. Через некоторое время за стеной раздался громкий крик младенца, а еще спустя минуту дверь открылась и на пороге возникла служанка. На руках у нее было что-то завернутое в одеяло.
- Ваш сын, милорд. Леди Кэрри хочет знать, как вы его назовете. Лицо Саймона расплылось в широкой улыбке, и он, подойдя, заглянул в крохотное сморщенное личико:
- Салазар. Передай ей, что я назвал его Салазаром, потому что он у нас первый и это дань уважения ее умершему брату. Скажи ей, что я дал сыну имя ее брата.
Служанка присела в реверансе и скрылась за дверью. Освальд Салливан тем временем, наклонив голову, хитро взглянул на кузена:
- Первый, говорить? А как же малыш Годрик? Забыл, о чем мы говорили утром?!
- Салазар - мой первый сын, как законный наследник, олух! - Саймон шутливо замахнулся па кузена. Тот, хохоча, увернулся от удара.
- Советую тебе, не откладывая послать гонца семье Кэрри. Если не хочешь, чтобы сюда приехала сама леди Мак-Рой и села тебе на шею. Потом ведь от нее не отвяжешься.
Саймон согласно кивнул. Они уже повернулись, чтобы уйти, как вдруг дверь спальни распахнулась и на пороге опять появилась служанка:
- Леди Кэрри… леди Кэррис…
Саймон схватил ее за плечи и встряхнул:
- Что?! Что такое?!
- Кровь…, — дрожащим голосом пролепетала та. - Столько крови! О, Святая Богородица, сжалься над ней!
Она зарыдала и, вырвавшись от Саймона, убежала из комнаты. Саймон Салливан в два шага оказался у двери в спальню и распахнул ее. Перед ним тут же возникла повитуха:
- Отходит, милорд. Я не могу ничего сделать.
- Что?! - пробормотал он потрясение. - Черт возьми, что происходит?!
- У вашей супруги открылось кровотечение, остановить которое нет возможности, милорд. Поторопитесь, ей теперь немного осталось…, — расстроено проговорила повитуха. Она симпатизировала лорду Слизерину и считала его красавицу жену смелой женщиной.
Отстранив ее, Саймон приблизился к постели жены. Кэрри Салливан лежала спокойно, будто спала. Темные волосы разметались по подушке, страшная бледность разлилась по лицу, глаза были закрыты, трепетные веки просвечивали, и Саймон видел сквозь кожу тонкие темные вены. Он наклонился и поцеловал жену в лоб:
- Вы подарили мне замечательного сына, мадам.
Ее серые глаза открылись, а губы тронула слабая улыбка.
- Попроси Фиону МакКорн приехать. Ребенку нужна внимательная нянька, а Фиона еще не старая.
- Ты сама ее об этом попросишь, любимая.
- Саймон, я умираю.
Он с глухим стоном отвернулся. Кэрри подняла руку и ласково коснулась кончиками пальцев щеки мужа.
- Мой бедный Саймон…, — прошептала она. - Ты никогда не умел смотреть в лицо невзгодам.
Саймон вновь обернулся к ней.
- Любимая, - с мольбой в голосе проговорил он, - не говори так! Ты поправишься… Ты должна!
- Саймон, - с волнением произнесла жена, - пообещай мне одну вещь, хорошо?
Он недоуменно посмотрел на нее.
- Когда я сказала тебе о своей беременности, то просила, чтобы, после того, как ребенок родится, ты вернул в Слизерин Годрика. Ты обещал признать его и воспитывать вместе с нашим сыном. Ведь он твой сын, он Салливан…
- Как же я буду без тебя? - простонал Саймон.
- Поклянись, Саймон, что сделаешь это! Именем Святой Девы!
- Не могу.
- Саймон! - Голос ее стал слабеть. - Это мое предсмертное желание, моя последняя воля. Клянись.
- Клянусь! Клянусь именем Святой Девы, что верну в Слизерин своего сына Годрика, признаю его и воспитаю вместе со своим сыном Салазаром.
- Благодарю тебя, Саймон. Да хранит тебя Господь…, — проговорила Кэрри Салливан.
Спустя минуту она была мертва.
Лошадь по привычке замедлила ход, повернув с большой дороги на обсаженную деревьями тропинку, в конце которой стоял аккуратный, крытый соломой домик. На стук копыт из-за двери выглянула маленькая румяная женщина:
- Саймон, ты не предупреждал о своем приезде. Как Кэрри?
- Кэрри умерла, - с горечью ответил лорд Слизерин, выходя из состояния мрачной задумчивости.
- Мальчик. Крепкий, здоровый малыш, - Саймон спешился и последовал за женщиной в дом.
- Если не хочешь держать это в себе, не держи.
- Я ничего не понимаю, Фиона! Все шло хорошо, а потом вдруг повитуха сказала, что у нее началось кровотечение и они не могут его остановить. Смерть наступила так быстро, так быстро…
- Бедный мой мальчик, я всем сердцем сочувствую тебе.
- Перед смертью Кэрри выразила два желания. Во-первых, она хотела, чтобы ты вернулась в Слизерин и стала нянькой младенца. Ты вернешься, Фиона?
- Конечно. Я была твоей нянькой, буду нянькой и твоему сыну. А второе желание?
- Чтобы я признал Годрика и воспитал в Слизерине вместе с сыном. Кэрри впервые попросила меня об этом еще в тот день, когда сказала, что беременна. Такова была ее последняя воля, и я поклялся именем Святой Девы Марии исполнить ее.
- Да хранит ее Господь и упокоит ее светлую душу, - прошептала Фиона МакКорн. - Другая на ее месте невзлюбила бы моего внука, хотя она родилась еще до того, как ты женился. Кэрри Мак-Рой была доброй женщиной.
Он кивнул.
- Но как все обернется для Годрика если ты вновь женишься, Саймон?
- Из-за меня умерли в родах две женщины, Фиона. Сначала - твоя шестнадцатилетняя дочь, а теперь Кэрри, которой только исполнилось семнадцать. Я больше никогда не женюсь.
- Это просто дурное совпадение, милорд. Слепой случай. Время не повернешь вспять, но это еще не значит, что надо ставить крест на своей жизни. В следующий раз все будет хорошо. Как ты назвал ребенка?
- Салазар.
- Хорошее имя.
С минуту они молчали, сидя перед камином. Потом он спросил:
- А где Годрик? Я хочу забрать его с собой сегодня же.
- В сарае. Ходит за новорожденными ягнятами, - Фиона подошла к двери и крикнула. - Годрик, беги сюда скорее! Папа приехал!
Через минуту на пороге показалась очаровательный малыш четырех лет с растрепанными золотисто-рыжими волосами.
- Я не знал, что ты приедешь, пап! Что ты мне привез?
- Воистину он твой сын, Саймон Салливан, - вздохнула Фиона.
- Дюжину поцелуев и целый ворох крепких объятий, жадина! - Со смехом ответил он, подхватив его на руки. Мальчик засмеялся и поудобнее устроился у отца на коленях. - Годрик, ты хочешь сегодня поехать со мной в Слизерин?
- Чтобы жить там?
- Да.
- Долго?
- Сколько захочешь, малыш.
- А бабушка поедет с нами?
- Да, Годрик. Бабушка будет няней у твоего новорожденного брата Салазара.
- А можно я буду называть леди Кэрри мамой?
Фиона МакКорн побледнела.
- Леди Кэрри умерла, Годрик, - проговорил Саймон Салливан. - Она отправилась в рай, как и твоя мама.
Годрик вздохнул.
- Значит, у тебя остались только бабушка, Салазар и я?
- Да, Годрик.
Мальчик завозился у отца на коленях и на минуту задумался. Потом поднял на него свои голубые глазенки, и Саймон даже вздрогнул - это был взгляд взрослого человека.
- Тогда я поеду с тобой в Слизерин, папа.
Саймон обернулся к Фионе МакКорн.
- Принеси его плащ. А завтра я пришлю за тобой и твоими вещами телегу.
Фиона закутала мальчика в шерстяной плащ, и они вышли на крыльцо. Саймон к тому времени уже вскочил в седло и ждал. Передавая ему ребенка, добрая женщина сказала:
- Не казни себя, Саймон. Теперь ты должен думать о своих детях.
- Я знаю, Фиона, ты права.
Развернув коня, он поскакал обратно в сторону замка Слизерин навстречу быстро сгущающимся сумеркам. Его маленький сын удобно устроился перед ним в седле.

~***~
Несколько лет спустя.
Саймон Салливан, после смерти супруги так и не женился, не смотря на уговоры родственников. Он не хотел, чтобы у его мальчиков появилась мачеха, которая их невзлюбит, да и всю оставшуюся свою любовь он распределил между двумя сыновьями: Годриком и Салазаром.
Как это не было странно, но Годрик унаследовал все черты Слизерина, включая рыжие волосы, в то время как Салазар был исключительно брюнетом, как и его мать.
Годрик, будучи старше брата понимал, что именно Салазар унаследует Слизерин-холл, так как является наследником, а ему отец выделил замок Золотой Грифон, более известный как Гриффиндор-холл. Даже сейчас их с братом отец и не называет иначе как Годрик Гриффиндор и Салазар Слизерин.
Саймон Салливан, будучи магом, постарался дать сыновьям как магическое, так и магловское образование, ибо понимал, что без этих знаний его мальчикам будет трудно найти себя в этой жизни.
Когда Годрику исполнилось 15 лет, а его брату 11, Освальд Слизерин, по просьбе брата, нашел им невест. Невестой Годрика должна была стать дочь известных гебрологов, или травников, как их именовали магглы, Хельга, единственная дочь Даймона и Розамунды Хаффлпафф, которой еще не исполнилось и пяти лет. Что касалось Салазара, то его невестой должна была стать леди Ровена, дочь Кристобаля и Марии Рейвенкло, их соседа, с которым уже не один год длилась тяжба из-за спорных земель.
Саймон Салливан был упрямым человеком, и если что задумает, то в этом его уже нельзя переубедить, так и получилось, что в Слизерин-холле на домашнем обучении получали знания вне зависимости от разницы в возрасте Годрик и Салазар, Ровена и Хельга. Некоторые знания родители передавали молодому поколению сами, что-то они узнавали от учителей.
В итоге, Саймон Салливан и его кузен стали свидетелями одного интересного разговора…
- Годрик, что случилось? – спросила старшая девочка, которая считалась его невестой.
- Аманда Коннор, - мрачно произнес мальчик, садясь рядом с будущей супругой. – Ее отчим, как и остальная семья, боятся всего, что так или иначе связано с магическим миром. Я случайно стал свидетелем проявления магии у нее, так отчим, не вмешайся я, убил бы ее. Сейчас ее отпаивает своими травами твоя матушка, Хельга.
- А ведь это не единичный случай, - задумался Салазар. – Аманда не первый ребенок, у которого зафиксирован всплеск магии.
- Но что мы можем сделать, если мы дети? – спросила Ровена, невеста Салазара. – Хотя, если бы была школа для таких детей, то возможно что-то можно было бы изменить.
- Тогда две школы, - возразил Салазар. – В наше время детям из благородных семей и крестьянских будет, трудно обучатся вместе.
- Салазар, почему ты считаешь, что две школы лучше? – удивился Годрик. – Было бы лучше, если бы дети тех и других обучались вместе.
- И как ты на это смотришь? – скептически произнес Салазар. – Не забывай, что крестьянских детей не обучают грамоте, этикету и всему прочему, что узнают их сверстники в благородных семьях. Возможно в будущем, такое будет и возможно, но сейчас не те времена, чтобы и те и другие обучались вместе.
- Мальчики, не нужно спорить, - попыталась предотвратить ссору Ровена, - можно ведь найти и другой выход из сложившейся ситуации.
- Можно было бы присматриваться к детям из крестьянских семей с самого младенчества, а в случае выброса всплеска магии, изменять их родителям память, а самих детей отдавать в бездетные магические семьи, - задумчиво произнесла Хельга. – Это было бы оптимальным выходом.
Ровена, Годрик и Салазар в шоке смотрели на свою маленькую подружку, и удивлялись ее словам, которые не сочетались с возрастом девочки.
- Слова не мальчика, но мужа, - философски заметил Салазар.
- Эй, я девочка, - сказала Хельга.
- Я знаю, - усмехнулся Салазар.
Разговор о создании школы, и даже не одной, а двух, прочно запомнился юным волшебникам, которые еще не знали, что через несколько лет мечта о Школе Магии и Волшебства сбудется.

~***~
Салазар в задумчивости смотрел на Ровену, которая была его спутницей жизни. Лишь она одна была посвящена в его тайну. До того как состоялась их свадьба, он признался ей, что любит другую, но они не могут находиться вместе.
- Кто она? – спросила тогда у него Ровена, положив будущему мужу на колени свою голову.
- Ты ее не знаешь, - усмехнулся тогда Салазар, перебирая ей волосы, - и кроме этого есть другая причина, из-за чего нам не суждено быть вместе. Ты ведь знаешь Кассандру, которую чаще всего именуют Провидецей?! – увидев кивок, он продолжил. – Мы сходили к ней узнать, сможем ли быть вместе. Она даже не дала досказать нам свою просьбу, лишь произнесла: «Минует не одно столетье, прежде чем твоя наследница свяжет свою судьбу с наследником любящей тобой женщины. Ребенок, рожденный в данном союзе, унаследует твой титул и твою силу. Но будет его жизнь не раз подвергнута опасности, ибо другой твой потомок, постарается убрать с дороги твоего истинного наследника. Еще младенцем он будет отмечен небесным знаком, и познает он горечь утраты, ибо день, когда он будет отмечен, станет последним днем жизни его родителей. Но наступит час, и узнает он тайну своей семьи, и справедливость восторжествует…». Ровена, я боюсь, - он запрятал свое лицо в волосах.
- Мы найдем выход, - девушка взглянула в лицо Салазара, - обязательно найдем. Род Слизерина не должен угаснуть.
- А твой род? – спросил он.
- У моего отца три сына, так что продолжать род Рейвенкло есть кому, - легкая усмешка впервые появилась на ее лице.
- Нет, мы четверо связаны узами, что можем стать сами основателями новых родов, - с этими словами Салазар подарил ей жаркий поцелуй. – Если у нас родятся близнецы, или будут сыновья погодки, то старший станет лордом Слизерином, а младший – Рейвенкло.
- Хорошо, - кивнула девушка и не успела ничего больше сказать, как оказалась на руках Салазара, который закружил ее по комнате.

~***~
Где-то в Шотландии, спустя двадцать лет.
Молодые люди и их супруги, сидели в комнатах Гордика и Хельги.
- Ровена, о чем думаешь? – спросила девушка с длинными золотисто-рыжеватыми волосами, похожими на львиную гриву, глядя на седевшую напротив подругу со светло-карими глазами и густыми темно-каштановыми волосами.
- Просто вспомнила один разговор из нашего детства, - ответила Ровена. – Хельга, помнишь тот разговор, тему которого мы не раз поднимали?
- Ты о магической школе? – кивнула Хельга, - разумеется, помню. Теперь, когда мы стали совершеннолетними, мы можем попробовать открыть такую школу сами. Я с удовольствием бы взялась преподавать гебрологию и лечебную магию.
- Мне по душе больше трансфигурация и чары, - призналась Ровена, - и, наверное, бытовая магия.
- Я бы выбрал зельеварение и древнее искусство, - глядя в окно, проговорил Салазар, ставший к этому времени лордом Слизерином, после того как два года назад скончался их с Годриком отец. – Эй, не смотрите на меня так, магия не бывает темной или светлой, все зависит от мага, который ее применяет. А что бы взял ты как преподаватель, Годрик? – спросил он у брата, юноши с волосами огненного цвета. Годрик был высокий, худой, нескладный, веснушчатый, с большими руками и ногами и с длинным носом – точная копия их отца в молодости.
- Боевую Магию, Стихийную и анимагию, - ответил Гордик, - но что касается последнего, то тут я бы занимался лишь с теми студентами, кто к ней больше предрасположен.
- Ммм…, Даже если мы и создадим школу, то, как ее назовем? – спросила Ровена.
- Ровена, мы же обсуждали это, - закатил глаза Салазар, - школа будет располагаться в одном из наших замков, а именно в Хогвартс-холле, название замка и станет названием школы. Место очень удобное, рядом магическое поселение, и на добрую сотню миль ни одного не маггла. Рядом с замком озеро, лес…
- Все готово, - раздался голос Хельги, девушка и за разговором не прекращала сидеть за вышивкой.
- Хельга?! – поднял бровь Годрик.
Вместо слов, девушка взмахнула своей палочкой, и ее работа повисла в воздухе. Это был герб их будущей школы, щит, разделенный на четыре равные части буквой «Х». На алом фоне разместился лев; змея - на изумрудном; ворон - на синем; барсук - на золотом. Почему-то ей захотелось видеть в качестве животных их анимагические формы – у Годрика это был лев, у Салазара – змея, анимагической формой Ровены был ворон, а у нее самой барсук.
Те, кто находился в комнате, в шоке уставились на работу, проделанную девушкой: герб будущей школы поставил последнюю точку ее создании, осталось найти других волшебников, что помогут им в этом.
Им потребовался месяц на то, чтобы перебраться в замок Хогвартс, которому суждено стать первой магической школой на островах.
Состоятельные волшебники, что приняли решение помочь молодым волшебникам, вошли в первый совет попечителей, кроме этого они взяли на учет всех детей имеющих магическую силу, но рожденных в крестьянских семьях.
Новый спор у будущих Основателей возник из-за распределения студентов, и может быть, это ничем и не закончилось, если бы Годрик в сердцах не снял с головы свою шляпу, и в сердцах произнес:
- Да, пусть, хоть шляпа их распределяет.
Его супруге, и брату с женой ничего не оставалось, как согласиться.
С помощью магии они наделили шляпу разумом, чтобы та могла проводить распределение, и первыми словами их творения стали:
- Уберите меня с грязного стола!

~***~
Мечта сбылась, школа Хогвартс была одобрена на Конвенте Магов, был создан попечительский совет, в который вошли самые уважаемые маги того времени.
Первый выпуск Хогвартса пришел на выручку своим наставникам, став первыми преподавателями.
Отличался в те времена Хогвартс и еще одной деталью, которая со временем позабылась – пятый факультет. Факультет носил имя самой школы, и учились на нем дети из тех, кого было приняло называть магглорожденными. На этом факультете, они знакомились с основами магии, узнавали обычаи, законы… они знакомились с тем, о чем в магических семьях дети знали с самого рождения.
Лишь несколько веков спустя, факультет исчез, так как в нем больше не было необходимости.

~***~
- … Шло время, юноши выросли и повзрослели, и тут случилось непредвиденное обстоятельство. Наш предок чистой любовью полюбил одну девушку, но видно на роду им не было суждено быть вместе, - продолжала говорить Беатрисса, не обращая внимания на мужа. – Они пошли к провидице Каллисте, но та лишь подтвердила их предположения насчет того, что они не будут вместе, а перед уходом произнесла: «Минует не одно столетие, прежде чем узами брака свяжут себя потомок Найт и наследница Слизерина, и родится от их брака Истинный Лорд Слизерин. Но судьба ребенка печальна, ибо почти от рождения будет он сиротой и познает горечь жизни, и выпадут на его долю трудности». Полтора столетия назад наш предок принял трудное решение и остался жить в мире магглов. Но он решился на это из-за пророчества, дабы уберечь семью. Пророчество сбылось, когда твоя мать, моя сестра, обручилась, а потом вышла замуж за Джеймса Поттера. Я слишком поздно узнала, что он потомок Морганы Найт. Эта история, что я рассказала, практически никому не известна.
Глаза Гарри вспыхнули изумрудным огнем. Он вспомнил, как на втором курсе его считали наследником Слизерина, а теперь выяснилось, что это правда. Более того, Гермиона по секрету сообщила ему, что директор решил сделать избранником Невилла и заодно снять защиту Хранителя с дома, как она это узнала, сейчас мало интересовало юношу, которого переполнил гнев.
- Кто-то узнает гнев Слизерина, - прошипел он.
- За Тьму, за Слизерин, - произнесла Беатрисса, подняв над головой бокал с дорогим вином.
- За Тьму, за Слизерин, - произнесли все и, разбив пустые бокалы, исчезли во вспышке изумрудного пламени, в неизвестном направлении, а на месте дома остались руины, которые могли увидеть лишь волшебники, и пресловутая Темная метка.
________________________________
* Песня Странных – это отрывок из цикла «Отзвуки Серебряного Ветра», Иара Эльтерруса.
**Что касается легенды о роде Слизерина, то автором переделан пролог книги Б.Смолл «Гарем».

@темы: Фанфики, Мо фанфики, ориджи и т.д., макси, Гарри Поттер-фанфики, R